замок и ключ
пентаграмма

Неудачное переселение души. Эзотерический юмор.

Рассказ о Даре

Страница №25

Рассказ о Даре. Страница 25

Никто не умрет, я это точно знаю, - закончила девушка свой монолог.

На нее из-под одеяла смотрели огромные провалившиеся от истощения голубые глаза, и торчал острый носик.

- Умрем! - ответил ребенок, - нам есть нечего.

В голове у ведьмы пронеслась совсем забытая история про хлебные карточки, которые после войны нашли под старым дубовым паркетом. А тогда, в блокаду, ее семья чуть не умерла, но ее спасло какое - то чудо. То ли прадед с фронта в отпуск вернулся с солдатским пайком, то ли еще что, - а что у тебя в руке? - спросил ребенок.

- Пирожок, - ответила Хельга , и уставилась на пирожок в своей руке, - сейчас я тебе его дам, только есть надо по чуть-чуть, а то кишки свернутся, - повторила она когда-то услышанную от бабушки фразу, про то, что изголодавшемуся надо давать совсем немного еды, так как кишки от голода слипаются и от большого количества еды могут свернуться, - ведьма похлопала себя по бедру и обнаружила там мешочек с травами привязанный к ремню, которые собрала в лесу для лекарства, но не успела оставить дома, - и чай будет, - добавила она и пошла на кухню за чашкой.

 

Хельга и узнавала и одновременно не узнавала свою квартиру. Отсутствие света и отопления, заклеенные и затемненные окна делали ее неуютной и страшной. Тепла от буржуйки хватало только на обогрев одной комнаты, где находился ребенок. Вероятно, мать девочки - в будущем Хельгиной бабушки, была на работе. Если девушке не изменяет память, то она работала на оборонном предприятии, делавшем снаряды для фронта. Отдаленные взрывы внушали страх.

И как это ее угораздило опять вляпаться в очередную историю. Как Влад умудрился отправить ее не домой, а куда-то путешествовать по времени? И как ей теперь выбраться из этой истории? И где Дара? Дара всегда помогает, она не оставит ее бродить по отражениям ее квартиры в прошлом:

- Дара! Помоги! Я застряла ! Я не могу найти выход в свой мир! Дарааааа.... - мысленно закричала Хельга, даже не надеясь, что это сработает, и подруга ее услышит.

 

Зайдя на кухню, ведьма взяла большую аллюминиевую кружку, вернулась в комнату, зачерпнула горячей воды из котелка, стоявшего на печке, достала из мешочка травки и заварила чай. Покопавшись в карманах, она нашла пакетик сахара из французской кофейни, сахар она всегда забирала с собой, не из жадности, а так как Дара говорила, что сахар является атрибутом денег, и если ты за него заплатила, то его нельзя оставлять.

 

Хельга любила деньги. Нет, она не была жадной, она просто любила себя баловать тем, что можно купить . Поэтому все, что касалось магии денег, оседало в ее голове навсегда и пускало там прочные корни. Она забирала сахар из кофеен, она поднимала на улице монетки, если они лежали не на перекрестке, она кормила денежную лягушку. Дома на люстре висели красные трусы и время от времени зажигались курения с корицей и гвоздикой, хотя она терпеть не могла этот запах. Она катала по полу апельсины, мандарины. Мазала углы медом, что по мнению Дары было лишнем, так как летом привлекало неимоверное количество пчел, ос и мух, но это не останавливало Хельгу. Единственное, что она не соблюдала, так это то, что ей нравилось носить самую модную одежду, а тренд сезона были - дырки. В народе говорят, что дырявую одежду носить нельзя, но Хельга говорила, что одежда купленная за такие деньги, по определению не может привести к бедности, так как каждая дырка на ней стоит несколько тысяч, а это значит, что через эти дырки богатство должно втекать , а не утекать. Она считала, что это были денежные дырки.

 

Заварив в кружке чай и добавив туда сахар, Хельга положила небольшой кусок пирожка в тарелку и полила сверху жидкостью, чтоб ребенок смог это проглотить, и стала кормить девочку.

Ребенок был настолько истощен, что пришлось усадить худенькое тельце в кровати. Она уже не могла подняться самостоятельно.

Когда на щеках девочки появился слабый румянец от горячего чая и еды, Хельга уложила ребенка в кровать, пообещав, что накормит ее еще раз, но чуть позже.

Потом подумав над сложившейся ситуацией, ведьма спросила:

- А когда придет твоя мама?

- Еще не скоро. Она делает снаряды, которыми будут бомбить фашистов. Работают они сутками.

- Понятно, у меня еще есть время.

И Хельга стала вспоминать в каком месте нашли карточки, это ей тоже рассказывали, но будучи совсем маленькой, она не запомнила этого момента повествования. Взяв со стола керосиновую лампу, она направилась осматривать квартиру. Раз карточки провалились, то там должна быть щель. Щель в дубовом паркете.

Подключить магию своего настоящего в прошлом было сложно, да и что искать? Бумагу? Для Хельги это были просто кусочки картона. А вот для ее умирающей бабушки, как странно звучит-то, что этот ребенок был ее бабой Таней в будущем, это была жизнь.

Осмотрев весь паркет в комнате, она пошла на кухню. Там тоже был крепкий дубовый паркет. Щелей нигде не было. " А что мне мешает спросить у домового?" - подумала Хельга и позвала духа дома.

Ответа не было. Дух не откликнулся. Тогда Хельга повторила формулу вызова, добавив к ней, что если он не появится прямо сейчас, то она, когда будет владелицей этой квартиры в будушем, произнесет другое заклинание, изгоняющее домовых, пусть это будет и не скоро, но она не забудет своего обещания.

И это сработало. Из-за старой кухонной тумбочки появился недовольный худенький старичок в ватнике и кирзовых сапогах, он поправил буденовку со звездочкой и проскрипел:

- Что ты хочешь, ведьма? И откуда ты взялась?

- Я пришла из будущего. И мне надо знать, где лежат карточки на хлеб этой семьи.

- Они провалились под паркет около подоконника, - сказал домовой.

- И ты не мог им это сказать? - разозлилась ведьма.

- Они не верят в меня, а значит для них я не существую. Даже если бы я бился головой об это место, они все равно не увидели бы этого.

- Ты хочешь сказать, что ты пытался?

- Посмотри под подоконником, я скидывал туда вещи: стаканы, вазочку. Они не обращали на это внимания.

Хельга заглянула под подоконник и действительно обнаружила там кучку вещей. Там лежали карандаши, маленькая подставка для ручек, вазочка, осколки стеклянной чашки. И рядом с этим была щель. Не очень широкая, но в нее вполне могли провалиться продуктовые карточки.

- Где в этом доме топор? - спросила Хельга домового.

- Вон там, - ответил он и указал на большую кладовку, поправляя буденовку таким знакомым жестом, во времени Хельги, ее домовой так поправлял шапку ушанку, которую он непонятно где взял.

Хельга зашла в кладовую комнату, где лежали вещи из той, еще довоенной жизни: детский велосипед, деревянная лошадка, туфли на шпильке, и увидела топор и фомку. Она взяла инструменты и пошла вскрывать паркет.

Приподняв, а затем выломав паркетину, девушка увидела кусочки картона, на которых было что-то написано. Это и были продуктовые карточки на хлеб, сахар, муку.

- Йес! - взизгнула ведьма, - я молодец! Кто молодец? Я - молодец!

- Сдурела? - поинтересовался домовой.

- Нет! Себя хвалю! Кто еще меня похвалит? - спросила ведьма.

- Нда. Нынче время явно не для расшаркиваний и похвал. Вот раньше, до революции были времена. Все верили в домовых и магию. А теперь... Да еще и война . Чего вам людям спокойно не живется? Воюете, убиваете друг-друга, дома разрушаете, чего вам убогим не хватает? - сетовал домовой, тяжело вздыхая.

- Не занудствуй. Это прошлое. Потом все будет хорошо, мы победим.

- Я не знаю откуда ты взялась, но явно по одежде ты не наша. Может для тебя это и прошлое, а для меня это настоящее. Я чувствую, что ты не здесь, ты как призрак, и вокруг тебя кокон какой-то. Но я почему-то верю, что ты не врешь. И все будет хорошо. Но сейчас-то плохо...Все плохо! Все! Ух, жизнь моя тяжкая... Раньше меня пирожками кормили, а теперь вон все свои запасы сухарей ребенку скормил. И кормить больше нечем, думал, что умрет, а тут ты появилась непонятно откуда.

- Ты ее кормил? - удивилась девушка.

- Конечно! Что же я злыдня какая? Что насобирал по углам еще тогда, когда не так плохо было, тем и кормил. Подкидывал ей, когда никого дома не было. То сухарик, то печенюшку. До войны они елку наряжали пряниками. Потом коробку с игрушками на антресоли убрали и забыли про нее, а я ей по пряничку подкидывал. А вот карточки достать не смог. Не знаю почему. Там место странное. Там как защита стоит. Мне туда было не добраться. Вот и указывал, как мог, но никто не обращал внимания, - говорил домовой, нашедший собеседника, который его не только видит, но и слышит.

- Понятно, извини, что я на тебя накричала, - сказала девушка, - пойду еще раз ребенка покормлю и буду думать, как выбираться из вашей реальности.

- Воздушная тревога, воздушная тревога! - взвыл громкоговоритель на улице и зазвучала сирена.

- Бомбить будут! - сказал домовой, - пойду я в подвал.

- Стой! Где у вас бомбоубежище? - спросила Хельга, - а, сама знаю, я же в этом доме жить потом буду, - сказав это, она бросилась к ребенку, замотала его в одеяло, взяла на руки, накинула на себя какой-то ватник, чтоб скрыть необычность своей одежды, и побежала во двор к бомбоубежищу, которое находилось посреди двора. Девочка практически ничего не весила. Худенькое тело было настолько истощенным, что даже через толстое одеяло прощупывались косточки. Проснувшийся ребенок внимательно смотрел на ведьму.

- Куда ты меня несешь? - спросила девочка.

- Сейчас бомбить будут, - ответила Хельга, мы в бомбоубежище спускаемся.

- Здесь проход есть туда, прямо из дома, - сказал ребенок, потом подумав добавила, - через подвал.

Они спустились в подвал, куда шли и другие люди, и через маленькую дверь прошли в подземный проход, который шел к бомбоубежищу. Хельга, когда была маленькой, видела эту дверь в подвале, она как и все дети изучала окружающий мир вместе со своими ровесниками. Этот подвал так же был в их зоне интересов. В свое время они нашли незапертую дверь в парадном, которая вела вниз, попали сюда и копались в сокровищах, которые дворник скидывал в это помещение. Это были старые сломанные велосипеды, какие-то съеденные молью ковры, дырявые кастрюли и старые пальто. А вот дверь она не помнила, или этот проход был заложен после войны кирпичом и дети не могли проникнуть дальше.

Присев на деревянную скамейку, стоявшую в подвале, где скопилось уже много народа, Хельга стала рассматривать людей и чертыхаться про себя .

- Ну какого ляда меня сюда занесло? - думала девушка, пряча прихваченные из квартиры хлебные карточки под одеяло, в которое завернула девочку, - что я здесь делаю? - потом Хельга отвлеклась от грустных мыслей и стала рассматривать людей, находившихся с ней в одном помещении. Это были истощенные люди с провалившимися от голода глазами. Определить их возраст было практически невозможно. Все они выглядели как старички и старушки, замотанные в кофты и ватники. Они сидели молча на скамейках и стульях, принесенных из квартир в бомбоубежище, и прислушивались к звукам взрывов, которые раздавались снаружи.

Присев на свободное место, Хельга прижала к себе ребенка и стала слушать то, что происходит снаружи. Снаружи стреляли. Кто и откуда стрелял, девушка не понимала, но ребенок прижавшийся к ней стал объяснять:

- Это самолеты Фрицев летят, я их по звуку узнаю. Слышишь? Сейчас будут бомбы скидывать. А это уже наши истребители, сейчас гадам мало не покажется, они их будут истреблять. Ты не бойся, - говорил ребенок, - это минут пятнадцать будет продолжаться. Мы сейчас их быстро прогоним.

- А вы кто такая ? Почему я вас не знаю? - раздался голос сбоку от Хельги, - деточка, с тобой все в порядке? - сказала сухонькая старушка, непонятно откуда появившаяся, уже обращаясь к ребенку, - что это за тетя с тобой?

- Она меня покормила, - сказала Танечка, - это хорошая тетя.

- Покормила? Это хорошо. Но все же, откуда вы взялись? Мне мама Танюши ничего не говорила о том, что к ним кто-то должен прийти. Я ходила отоваривать свои карточки, вернулась, хотела забрать девочку и спуститься с ней в укрытие, а квартира пустая, никого нет. А она уже здесь с вами. Вы кто?

- Хм... Меня зовут Хельга. Кто я ? Я дальняя родственница Тани. Все это очень сложно объяснить.

- Хельга? Какое странное имя? Вы часом , милочка, не фашистская шпионка?

Хельга заменила, что от старой женщины шло какое-то странное сияние. На фоне этих истощенных людей старушка излучала жизнь. Хельга попыталась просканировать женщину, чтоб понять, кто перед ней, - чего молчите, милочка? Я жду от вас ответа, - продолжила старушка.

- Давайте вернемся в квартиру и я вам все расскажу, - ответила Хельга, понимая, что они привлекают внимание людей.

- Ну, пойдемте, пойдемте, - ответила старуха и пошла по направлению к дверям, ведущим из убежища на улицу.

- А почему не через подвал? - спросила Хельга.

- Ребенку нужен глоток свежего воздуха, - ответила старая женщина.

Выйдя на улицу, девушка осмотрела свой двор и не узнала его. Взрывы искорежили асфальт, кое-где лежали останки от взорвавшихся снарядов. Воронки покрывали всю территорию двора страшными оспинами. И только по общим очертаниям Хельга понимала, что это ее двор. Народ выходил из убежища и шел по направлению к своим парадным, поглядывая на небо и не смотря по сторонам.

 

Хельга с ребенком на руках присела на краешек чудом сохранившейся скамейки и стала осматривать всю эту страшную картину. Вдруг она увидела чье-то тело, сидящее, прислонившись спиной к дому, ее глаза округлились и она указала пальцем в том направлении:

- Человеку плохо, - сказала она бабушке.

- Ему уже не поможешь, - ответила старушка, - за ним жнец пришел.

- Кто?

- Смерть... - с грустью в голосе уточнила бабушка.

Именно после этих слов восприятие реальности Хельги изменилось, и она увидела темный силуэт, стоящий над человеком.

- Я вижу...- выдохнула девушка, - стоит. Черный, в капюшоне...

- Видишь? - немного удивилась собеседница, - я сразу поняла, что ты непростая, только уловить не могла, ты как мерцаешь, вроде здесь, а вроде и не здесь. Ты кто? Ведьма, но не из нашего мира?

- А вы кто? - ответила вопросом на вопрос Хельга.

- Ну, ладно... Я - хранитель этой девочки.

- В каком смысле?

- Понимаешь, я владею силой, но мне некому ее передать. Я ее выбрала при рождении, так звезды сказали, да и мы очень дальние родственники, кровь одна имеется.. Всякими правдами и неправдами переселилась к ней поближе, стала дружить с ее семьей, а тут война началась. Мы не успели покинуть Ленинград, вот теперь ждем, когда война закончится. Я ей помогаю, как могу. Практически всю свою еду отдаю.

- А по вам особо не скажешь, что вы голодаете. Очень даже на общем фоне хорошо выглядите, - съязвила девушка.

- Дура! Мне надо гораздо меньше еды. Я этому обучалась. Знаешь, есть в Индии йоги? Так они могут светом и воздухом питаться. Я конечно до этого не дошла, но... У меня есть маленькая тайна. Если хочешь, то я тебе ее покажу. Ты все равно скоро уйдешь из этого мира, так что я ничем не рискую, - улыбнулась старушка.

- Куда это я уйду? - заинтересовалась Хельга, вспомнила жнеца, и ее передернуло.

- Не бойся, умрешь ты не скоро, - засмеялась старушка, - в другое место уйдешь, туда, где и должна быть. Здесь ты лишняя, совсем лишняя. Пошли ко мне. Покажу, пока ты не ушла.

Они встали со скамейки и пошли в квартиру к старушке.

 

Она жила этажом ниже. Старушка покопалась в кармане и достала большой старинный ключ, которым открыла большую деревянную дверь. Зашла в квартиру отодвинув худого полосатого кота, сказав:

- Барсик! Нельзя тебе туда. Там тебя съедят. Кот огорчился, потерся головой о ноги хозяйки, но послушно пошел вглубь квартиры, - а это наш спаситель и кормилец, сказала старушка, указывая на кота - познакомься, это Барс, между собой мы называем его Барсик.

- В каком смысле кормилец? - удивилась Хельга.

- Смотри! - и старушка показала на кучку мышей и одну небольшую крыску, лежащих в центре комнаты, где были насыпаны хлебные крошки. Из этого я сварю супчик для ребенка и для себя.

- Ужас! - выдохнула Хельга, сдерживая рвотные спазмы.

- Ужас, это когда люди от голода умирают, а это - еда, - улыбнулась бабушка, - Барсик - молодец, он сам ничего не ест, а с нами честно делится, бабка пересчитала мышек и две отдала коту. Кот потащил их в соседнюю комнату, где и начал есть урча от удовольствия, - а мышей я крошками приманиваю. Это, деточка, мясо. Такое же как и крольчатина, только размером поменьше. Мы еще с ним на охоту за голубями ходим, но сейчас это опасно. Очень часто обстрелы. Не просчитать правильно время между ними.

Да и голубей мало осталось, переловили, или они в леса от греха подальше улетели. А мышки, они всегда были, есть и будут, - улыбнулась старушка и что-то размешала в кастрюльке, которая стояла на плите и расточала неплохой аромат мясного супа. Хельга поняла, что сейчас ее вывернет наизнанку и из последних сил сдерживала взбунтовавшийся желудок.

- А теперь твоя очередь рассказать мне откуда ты появилась. Обувка у тебя интересная. У нас такой не делают, да и буковки на ней не русские. Хорошо, что в бомбоубежище этого никто не заметил, а то сейчас ты не здесь сидела, и тобой другие люди занимались, - говорила бабушка, помешивая супчик из мышек.

- Как вас зовут? - спросила девушка, удобнее устраивая Танечку на диване, - а то вы не представились.

- Бабой Клавой кличут меня, - перешла старушка на какой-то деревенский говор, - не местная я. Из Рязани приехала. Там в колхозе работала, потом на пенсию вышла и сюда судьба привела. Тяжко мне конечно в городе первое время было, но потом обвыклась. Вот Танечку нашла. Дедок тут одинокий жил, пустил меня на постой, а потом и замуж позвал. Я согласилась. Прописал в квартире. Хороший мужичок был, хоть и городской. Да на охоту уехал и не вернулся, говорят в болоте утонул. Знатный охотник был, да не повезло ему в тот раз. В деревне я травами занималась, людей тихонечко лечила, это в свободное от работы в колхозе время.

- А в колхозе кем работали? - спросила Хельга.

- Врачом! - засмеялась баба Клава. Меня туда после института по распределению отправили. Сама я в Москве родилась, - сказала она изменив манеру разговора на московскую.

- А я к вам из 2014 года, - сказала Хельга, - эта девочка - моя бабушка.

- Интересно. И как же так получилось? - спросила баба Клава. По ее голосу Хельга поняла, что она не особо ей поверила, ну, или поверила, но не до конца.

- Это длинная история, но у нас есть время. Я вам могу рассказать, - и Хельга приготовилась вести длинное повествование.

- Подожди, деточка. Мне кажется, что время твоего прибывание в нашем времени подходит к концу. Я чувствую это... Скажи мне, когда мы победим? А то твои туфли с английской надписью заставляют меня сомневаться.

- Девятого мая 1945 года . Это будет день нашей Победы, - сказала Хельга и ее закрутило в каком-то круговороте. Она успела достать из кармана оставшийся кусок пирожка, положить его на стол и сказать, - я нашла хлебные карточки, они завернуты в Танином одеяле.

- Спасибо, деточка. Мы выживем! А тебе я оставлю подарок из прошлого. И спрячу его в твоей квартире . Ты найдешь. И письмо тебе напишу. Домовой подскажет где искать.

 

Реальность замерцала и завибрировала. Произошел спонтанный переход :

- Черт! Где я? - пронеслось в голове у девушки, - Дара!!! Дара!!!

Вероятно, в связи с тем, что переход был произведен не с того места, куда она провалилась при предыдущем перемещении, она приземлилась не совсем мягко и оказалась под чьей-то огромной кроватью. Больно стукнувшись головой при попытке подняться, Хельга ойкнула и затихла, услышав голоса.

- Сударь. Вы мне надоели! - услышала Хельга знакомый голос.

- Мадам, я вас люблю! Не бросайте меня. Мое сердце не выдержит разлуки. Я застрелю его, вас и себя.

- Полно вам, Макс! Его может вы и застрелите на дуэли, но потом поедете на каторгу, - тон женщины был издевательским, - а меня не посмеете тронуть. Женитесь, Максим, на мне, пока я не вышла замуж за него.

- Я не могу. Моя маменька лишит меня наследства, мадам, вы же знаете мою ситуацию. Эта старая грымза уже нашла мне невесту.

- Вот и хорошо! Тогда каких действий вы ждете от меня? Женитесь, мой друг, женитесь.

- Но ваш муж не даст нам больше встречаться. Я убью его, убью!

- Вы предлагаете мне так же отравить вашу невесту? Нет! Я не хочу на каторгу.

- Что же нам делать?

- Любить друг-друга платонически и страдать, страдать, - говорил ехидный женский голосок.

Люди переместились в комнату, где под кроватью находилась Хельга и продолжили свой разговор:

- Подарите мне последнюю ночь, я вас умоляю! - говорил молодой мужчина, и его начищенные кожаные сапоги остановились против лица оказавшейся под кроватью ведьмы. Ей в нос пахнул запах чего-то такого резкого. "Это гуталин!" - пришла в голову мысль. Вероятно, этим были намазаны сапоги мужчины. Рядом с ними мелькнул подол пышного красного платья и парочка упала на кровать. Пружины заскрипели, похоже женщина сопротивлялась домогательствам мужчины. Раздались звуки пощечин, мужчина выругался на французском и встал с кровати. Женщина так же поднялась и стала поправлять измятый наряд. Она отошла к окну и Хельга смогла рассмотреть ее .

Лицо девушки было до боли знакомым. Где она его видела? О, боги, это была Хельга! Вылитая Хельга. Ведьма узнала в этой молодой женщине себя. Как такое возможно? Потом она вспомнила, что квартира, где она жила, давно принадлежала ее роду. Но такое сходство, это было что-то нереальное. Вероятно, это была ее прапрапрабабка.

Мужчина подошел к приводящей себя в порядок женщине, попытался ее обнять, но она отстранилась и оттолкнула его от себя:

- Макс! Я вам все сказала. Принимайте решение.

- Я приду к вам сегодня ночью, любовь моя!

- Хорошо! Но это будет наша последняя прощальная встреча, - ответила женщина.

- У вас ледяное сердце, любовь моя. Но я все равно люблю вас больше жизни!

 

Мужчина повернулся к женщине спиной и печатая шаг вышел из комнаты, на его боку висело какое-то оружие. Хельга была в этом не сильна, но судя по мундиру, это был гусар. Лицо мужчины было очень привлекательным. Длинные пшеничные волосы напомажены, небольшие усики очень шли ему. И лицо это Хельга тоже где-то видела.

 

Женщина, подошла к окну шурша кринолином, и задумалась:

- Параська! Поди сюда, злыдня, - сказала дама капризным голосом.

- Я тута, барыня, - ответил женский молодой голос. На пороге стояла грудастая девка, вытирающая руки полотенцем, - чего изволите, барыня?

- Собирай вещи, я уезжаю в поместье, прямо сейчас, - женщина посмотрела на Параську.

- Барыня, вы же хотели принять ванну, я уже все приготовила. И мыло новое душистое положила, и шампунь парижский.

- Девка, я уезжаю, - капризно сказала женщина, - в поместье помоюсь. Еще вчера Федора туда послала печку топить.

- Время позднее, барыня!

- Не перечь, выпорю.

- Я же о вас забочуся, - хлюпнула носом служанка.

- Ты не заботься, а выполняй указания, я ненадолго уеду. А ты присматривай за домом, Ваньке скажи, чтоб протапливал хорошо, чтоб дом не застыл.

В квартире началось движение. Женщина собирала свои украшения с трюмо, Параська упаковывала вещи в сундуки и саквояжи. Хельга лежала под кроватью. Ее тело стало затекать от неподвижности, ноги покалывало мелкими иголками. Ко всему прочему, ведьма устала и ее клонило в сон. Прислушиваясь к происходящему, Хельга уснула и очнулась уже тогда, когда вокруг воцарилась полная тишина. Она не слышала как закончились сборы ее прародительницы, она не слышала, как отъезжал экипаж.

Прислушавшись и поняв, что она в доме одна, Хельга выбралась из-под кровати и пошла обследовать помещение, взяв тяжелый серебряный подсвечник с тремя свечами.

Найдя ванную комнату, Хельга обрадовалась, увидев, что ванна полна воды, она опустила туда руку и почувствовала, что вода еще теплая. Ленивая Параська забыла или не стала сливать ванну.

Хельга разделась и погрузилась в емкость, постанывая от удовольствия. Обнаружив кусок ароматного мыла, она взяла пушистую мочалку и стала тереть себя с каким-то остервенением. "Когда еще удастся помыться, блуждая по этим нескончаемым реальностям? "- думала ведьма, - "И где Дара? Почему она меня не ищет? " Комок подкатил к горлу, и соленые слезы обиды покатились по щекам.

Помывшись, Хельга вышла из ванной, нашла пушистое полотенце и завернувшись в него легла в кровать, под которой она недавно материализовалась. Ощутив и оценив прелесть шелковых простыней, она натянула на себя одеяло и заснула. Свечи в подсвечнике продолжали гореть, освещая комнату загадочным светом. Наступила ночь. Последняя мысль уставшей девушки была :" Ну, хоть поспать удастся. Хоть немного." Она ощутила себя маленькой девочкой, брошенной в чужом мире. Всхлипывая, ведьма погрузилась в сон.

табличка

Весь спектр услуг белой магии

м. Садовая,

проспект Римского-Корсакова дом 2

тел. 997-03-41

magicspb78@yandex.ru

Салон магии "По ту сторону реальности"

2015-2019 © Copyright  Все права защищены.

Яндекс.Метрика